Теория малых дел. Часть I

Теория малых дел часть I

dr. 417


Вот представьте: середина июля, душно; вы опрокидываете в себя две чарки теплой, заботливо разогретой на летнем солнышке водки. Причмокните. Никакой закуски. Еще лучше будет не опрокинуть, а прихлебывать, поигрывая водочкой на передних краях языка. Смакуйте...

Каково, а? Даю голову на отсечение, что теперь-то вы готовы вникнуть в нижеследующий нарратив. Вот этот щекотливый комочек водки, лениво колеблющийся поперек горла, изящно рифмуется с конкретным жизненным обстоятельством: его августейшество контролер входит в трамвай. А может, и в электробус: не имею ни малейшего представления, какая у вас, достопочтенные читатели, на дворе юга. Явился ли вашему подлунному миру дваждырожденный Калки? Подчистил тут за вами, варвары?

Не спешите обижаться. Я, в сущности, ничего о вас не знаю; просто дурачусь. Вернемся к делам насущным. Еще раз мысленно(!) залейтесь парой-тройкой заботливо разогретых чарок, и вникайте дальше. Заходит, значит, вот это вот, в трамвай. А то и не в единственном числе: вползают, ироды, целой гурьбой. В каждую дверь, су-ука, по рыльцу.

Кто из нас, славных малых, сноровистее – шасть! – и пулей вылетел из вагона. «Крути педали, пока не дали» – пожалуй, главная максима моего времени. Нашей Кали-юги. Замешкал – сам виноват; на судьбу не жалуйся. Лучше заплати грабительский штраф в тыщщу деревянных.

Конформистского склада человек скажет: нарушил закон – плати. А я так, в свою очередь, не считаю! И каждый раз убеждаюсь в своей правоте, когда по полчаса жду свой трамвай в двадцатиградусный мороз. Мое желание заплатить напрямую зависит от качества предоставленной услуги.

К слову, «долг» так называемой «Родине» я отдавать не собираюсь. Ничегошеньки она мне не дала, эта «Родина», окромя апокалиптичного (по своим масштабам) эстетического разочарования...


Читать вторую часть